Йога: фитнес или духовная практика?

 

«Йога – это духовная практика, а не фитнес», — утверждает Юлия Вястра – преподаватель йоги, астролог и президент Ассоциации исполнителей индийского танца Москвы. Мне доводилось много совместно работать с Юлией, как с коллегой по астрологическому цеху. Пользуясь этим знакомством, однажды, в мою бытность редактором раздела «Тайны» интернет-портала «Woman’s day», я попросил ее поделиться с читателями своими взглядами на практику йоги.

Юлия Вястра

— Расскажи, пожалуйста немного о йоге вообще. Какие в ней есть школы и направления? Чем конкретно занимаешься ты?

— В России сложилась уникальная ситуация. Здесь практически никогда не было аутентичных школ йоги, которые имели бы прямую связь с традицией. У нас всегда были куча литературы и толпа энтузиастов, которые по литературе осваивали йогу. В итоге у нас йога существует отдельно от религиозной традиции, а ведь в Индии она очень четко сопряжена с религиозными учениями. Индусы над нами смеются. Они говорят: «Какая вам йога?! Не бывает йоги без Бога.» У нас же, если ты читаешь отечественных преподавателей, очень редко где увидишь что-либо про Бога. О духовности пишут на сайтах, посвященных йоге, потому, что они дают философский материал, как подоплеку, но когда ты приходишь на занятия делать асаны, тебе никто про Бога ничего не говорит. Тебя ставят на голову и все…

— А йога Айенгара, которая сейчас широко распространена? Это не традиционная школа?

— Я не говорю про текущий момент. Я говорю про историю развития йоги в нашей стране. В последнее время, к нам стали везти аутентичные школы. В частности Айенгар, Аштанга Виньясана… Но это тоже не традиционные школы в полном смысле этого слова. Это авторские методики. Просто их отцы-родоначальники занимались в реальной школе йоги, и каждый из них выстроил свое направление. Между собой они часто не то, что не похожи, но кое-где даже противоречат друг другу. Смысл йоги при этом не меняется: мы везде ищем гармонии, баланса, единства и повышения степени осознавания. Но кто из инструкторов в фитнес-клубе на часовом занятии будет об этом говорить?!

— Сейчас ты сама работаешь в фитнес-центре. При этом ты все равно пытаешься говорить о духовности или даешь просто упражнения?

— Мне повезло фантастически, потому, что у меня на занятия выделено полтора часа, а не час, как везде в фитнес-центрах… В последнем случае занимающиеся успевают только размяться и все. Мы не можем говорить там ни о релаксации, ни о каких-то теоретических основах. А ведь, смысл йоги не в том, чтобы загнуться в крутую асану. Это может любой гимнаст. Он же при этом не йог. Главное не принять позу, а в этой позе расслабиться. Работа с телом – это один из вариантов работы с умом и только в этом контексте йогу и надо рассматривать. Ты выполняешь позу так, как ты ее можешь выполнить на данный момент, на сколько твое тело способно. Это не важно, чтобы ты согнулся глубоко. Важно, чтобы согнулся правильно. Все остальное – дело навыка и практики. Йога состоит в том, что мы учимся через положение тела осознавать самое себя: что у нас в организме не так, что криво, что напряжено. Мы учимся это контролировать, расслаблять, и это все делается при особом состоянии ума. А если девушка прибежала вздернутая после работы на эту йогу, помахала руками и быстренько также убежала домой готовить обед, чем эта йога отличается от степ-аэробики?! Бывает, люди годами занимаются и на двадцатый год говорят: «Наконец-то я понял первое базовое правило йоги – непричинение вреда».

— А какое отношение это правило имеет к йоге?

— Классически йога считается восьмиступенчатой системой. Первая ступень – яма: свод моральных правил. Они в общем-то почти параллельны библейским десяти заповедям. Вторая ступень – нияма: рекомендации к действию. И только когда первые две ступени освоены, идет третья ступень — асана – работа с телом. Когда работа с телом приведена к определенной кондиции, начинается работа с дыханием – «пранаяма»… Асана и пранаяма обычно составляют то, что подразумевается под Хатха-йогой, которую практикует большинство занимающихся. Есть еще 4 ступени, которые составляют Раджа-йогу — йогу работы с умом и с психикой.

— Что на своих занятиях даешь ты?

— Я очень хотела давать ту классическую йогу, которой учили меня, со всеми тонкостями: чакры, каналы, внутренняя психическая работа… Но на практике работа выстраивается так, что я все равно могу давать только Хатха-йогу – асану и пранаяму. Во-первых, люди за этим и пришли. Во-вторых, есть факторы, которые накладывают ограничения. Например, для внутренней энергетической работы все-таки рекомендуется к обязательному исполнению вегетарианство. А приходят нормальные люди. Они хотят есть мясо. Если практиковать определенные вещи, будучи мясоедом, неизвестно, какие последствия это может вызвать в организме. Мне, во всяком случае, так говорил мой учитель – Владимир Васильевич Антонов. Испортить здоровье йогой можно совершенно также, как и любым другим видом спорта. Если ты занимаешься этим без мозгов, форсируешь события, не знаешь правильных методик, возможно все, что угодно: и связку порвать, и позвонок вывихнуть. Это очень тавмоопасный вид деятельности. Я просто удивляюсь, сколько народа занимается самостоятельно и не калечится…

— В итоге у тебя все-таки получается фитнес-йога?

— Нет. Фитнес-инструктор просто ставит людей, так как его научили их ставить, при этом мало думая, что и как кому можно. Я людей предупреждаю, в каком движении могут быть какие опасности, и, конечно же, я стараюсь, чтобы происходила именно осознанная работа. То есть, я больше делаю упор на балансирующие позы: чтобы занимающиеся осознали, прочувствовали организм, сняли сознательные зажимы. Просто асана и пранаяма не дадут здоровья. Общепринятое мнение, что йога всегда способствует здоровью – это отчасти миф. Здоровье даст только совокупность физического движения, режима питания, плюс к этому яма и нияма. Если человек освоил эти первые две ступени йоги и мыслит правильно, у него в принципе нет никаких предпосылок к болезням, и он может вообще уже не практиковать ни с асану, ни пранаяму. Поскольку корень всех болезней – в уме, надо прежде всего работать с умом, а потом уже на этом чистом фундаменте, выстраивать свое тело, чтобы дальше заниматься психическими, медитативными тонкостями. А люди у нас думают, что они сели в медитацию на час, и они – крутые йоги. Что они там при этом делают – никому не известно.

Ступени йоги
яма — методы позволяющие поставить под сознательный контроль различные психические процессы.
нияма — методы приведения различных психосоматических структур в наиболее адаптивное состояние.
асана — методы работы с физическим и эфирным телами.
пранаяма — методы управления эфирными структурами с помощью дыхательных упражнений.
пратьяхара — методы, позволяющие сохранять целостность»Я» человека (кристаллизация сознания), несмотря на давление внешней среды и деструктивные внутрипсихические факторы.
дхарана — удержание произвольно выбранного психического состояния (методы дифференциации и управления чувственно-эмоциональной сферой и познавательными процессами).
дхьяна — методы достижения различных измененных состояний сознания.
самадхи — измененное состояние сознания.

— Медитация для меня всегда оставалась загадкой. Очень многие говорят, что они медитируют, и это просто. А у меня такое ощущение, что это надо что-то такое со своим умом сделать, что мне всегда казалось запредельным.

— Я бы сказала, что у нас мало кто умеет медитировать и понимает, что это такое. Когда я занималась первые пятнадцать лет йогой, я не медитировала вообще, потому, что мне это было скучно. Ну что это такое: сел и сиди, на чем-то концентрируйся. Все равно же в итоге думаешь о какой-то ерунде. Вот когда я познакомилась с тантрическим вариантом йоги, который практикуется в тибетском буддизме, мне что-то стало ясно. Медитация – это конкретная работа. В тантре она всегда сопряжена с определенными положениями тела и рук, а также визуализацией совершенно определенных образов. Получается неразрывный процесс. Есть строгая последовательность, что, как и зачем ты представляешь, и как это координируется с дыханием и с телом. Тебе некогда думать, медитируешь ты или нет, ты просто это делаешь. Такой активный вариант медитации не оставляет никаких сомнений, что ты все делаешь правильно. Потому, что ты делаешь все, что нужно. Я познакомилась с аутентичной традицией именно в таком варианте. Может быть, есть какие-то другие, но я их не знаю. Во всяком случае все, что мне говорили до этого русские преподаватели, мало что объяснило. Только когда я попала к нормальному тибетскому учителю, я увидела реально, что такое медитация. Это довольно сложно. Впрочем, не сложнее любой другой работы в йоге. Главное начать.

— Ты имеешь в виду, что вся йога предполагает что-то подобное или только буддийская?

— Дело в том, что индуистская традиция то ли утеряла какие-то ключи, то ли строго хранит секреты. В индийских линиях я никогда не сталкивалась в реальности с работой последних 4-х ступеней йоги. Начинают на голове стоять, закручиваться куда-то, но очень редко к этому подключаются какие-то медитации. Причем, если практикующие их подключают, то совершенно самостийно: из китайской традиции, из суфийской. Получается винегрет. Тибетская традиция в этом смысле сохранилась в очень чистом виде. В таком, как ее взяли и перенесли из Индии в Тибет.

— Разве это не другая традиция? По словам ламы Оле Нидала, тибетская йога очень отлична от индийской. Жизнь там, как он сказал, была настолько тяжелой, что какие-то специальные упражнения для того, чтобы поддержать физическую форму были не нужны. Им нужно было быть здоровыми просто для того, чтобы выжить…

— Например, йога внутреннего огня приспособлена именно для тибетских условий: для того, чтобы в холодных условиях Тибета сидеть и медитировать по много часов в каменных пещерах. Если ты не умеешь вырабатывать внутренний огонь, ты там просто замерзнешь. Эта практика имеет под собой совершенно конкретную физиологическую основу. В Индии она не нужна, там +45 градусов. Тем не менее, основа та же. Просто взяли дыхание и визуализацию и применили к таким условиям. Принципы и там, и там одинаковые, но в тибетском варианте я вижу аутентичные традиции внутренней психической работы. Индийские варианты чаще предлагают только физический уровень и философию.

45661

— Сейчас ты практикуешь что?

— Я пытаюсь практиковать то, что я получила в буддийском варианте посвящения. Но в силу нехватки времени, я не успеваю делать это так часто, как это нужно. Но зато, поскольку я работаю инструктором, у меня идет постоянная практика индуистской йоги. И я считаю, что это в общем тоже хорошо.

— Как обстоит дело с вегетарианством?

— Когда я только начинала осваивать йогу, лет 25 назад, нам всем запретили есть мясо, и мы все знали, что мясо это плохо: карма портится, шлаки в организме… Два-три года я была вегетарианкой, и мне все время грезилась жареная курица. В итоге я просто расслабилась и действовала по обстоятельствам. В последнее время из-за интенсивной практики йоги я была просто вынуждена ограничить себя в употреблении мяса, потому, что если я его поем, мне будет тяжело заниматься. Я перешла на вегетерианское питание очень легкое и в малых количествах – идеальную йоговскую диету, и мне стало хорошо и легко. Сделала я это сознательно – с точки зрения целесообразности, а запрещать себе что-то пока у тебя у самого не пропало к этому желание, мне кажется верхом глупости.

— А твои учащиеся приходят к тому, что им тоже надо становиться вегетерианцами?

— Одна группа пришла. Они даже очень подробно меня спросили, что можно есть, что нет. Среди них уже практически никто не ест мяса. Но это люди, которые сознательно пришли в йогу. С этой группой я занимаюсь не в фитнес-клубе, а в семейном досуговом центре.

— Вернемся к тому, с чего начался разговор. Что еще помимо асан ты успеваешь дать учащимся за полтора часа занятий?

— Я успеваю за час дать физические упражнения с дыханием и затем провести двадцатиминутную релаксацию. Шавасана – «поза трупа» – это обязательный элемент йоги. Я считаю, что без нее вообще нельзя заниматься. Без шавасаны нету восстановления. Это значит, что после таких занятий на следующий день, как и после аэробики, может что-то болеть. С шавасаной, какую бы нагрузку я ни давала, на следующий день ни у кого ничего болеть не будет.

45649

— Вы же стараетесь расслабляться, а не напрягаться?

— Тем не менее, стоячие асаны, например, очень энергозатратны. После этого ты просто ложишься в шавасану и расслабляешься. Она восстанавливает организм на очень глубоком уровне, позволяя полностью прийти в норму физически, энергетически и психически.

— Вот они лежат. И что? Они должны что-то представлять?

— В шавасане делается обычно йога-нидра — определенная внутренняя работа. Они должны представлять совершенно определенные вещи, которые тут же я им надиктовываю голосом. Мы концентрируемся на телесных ощущениях и убираем их. Отсекаем восприятие тела, перестаем чувствовать, отпускаем его. И оно само за счет этого восстанавливается. Это вид транса. Он похож на сон, но это не сон. В этом состоянии сознания ты можешь делать внутреннюю работу. Либо у человека в процессе этого расслабления сознание может просто выключаться, и человек «проваливается» на 22 минуты, а потом встает отдохнувший и свежий…

— То есть, возможен вариант, что они просто спят? А как же внутренняя работа?

— Возможен. Это значит, что человек расслабился полностью. То, что он спит – не важно. Одна часть его сознания все равно не спит, она все слышит. Ты читал наверное, что когда люди отходят после операции от наркоза, они зачастую могут вспомнить потом, что говорили во время операции врачи. Какая-то часть нашего мозга не спит никогда. На этом основаны все эффекты внушения и гипноза. Даже если человек «провалился» и спит, он все равно под мой голос продолжает это работать, хотя этого не осознает.

— А на каком этапе йоги нужно понятие о Боге?

— Для чего мы вообще все это делаем? Для чего мы гнемся, дышим? Для чего прорабатываем моральные правила? Именно для того, чтобы прийти к единству с Богом. Ты все эти вещи делаешь не для какого-то достижения, а для того, чтобы тебе было хорошо, для того, чтобы людям рядом с тобой было хорошо, для того, чтобы ты мог взаимодействовать с миром гармонично. Если ты с Богом, значит ты в гармонии с природой, в гармонии сам с собой. Ты ничего не травмируешь, и все что ты делаешь, идет на пользу тебе и окружающим. Йога — это настройка на вибрации более высокого порядка.

Пять основных принципов Ямы
Ахимса — принцип Ненасилия: сознательный контроль над природной потребностью в доминировании.
Сатья — принцип Правдивости: сознательный контроль чувственно-эмоциональных психические процессов, связанных с природной потребностью в познании мира.
Астэя — принцип Не воровства: сознательный контроль над физиологическими природными потребностями.
Брахма-чарья — принцип Воздержания: сознательный контроль над чувственно-эмоциональными психическими процессами сексуальной сферы.
Апариграха — принцип Неприятия даров: сознательный контроль над природной потребностью в обмене чувствами.

ТЕКСТ: © Алексей Ваэнра