ВОРОНИЙ ПРАЗДНИК (сказка)

Старик стоял на пригорке и бил в бубен. Эхо разносило над тайгой тоскливый дребезжащий вой ударов, заставляя пульсировать воздух. Восходящее светило обнажило от тьмы худые стариковы плечи, редкие пряди волос, покрывавшие его череп и несколько пожухлых травин меж камней, о которые опирался бубен.

Старик был неподвижен. Лишь рука с колотушкой двигалась, мерно извлекая звук из блестящей, выбеленной миллионами ударов кожи. Он стоял так и прошлой весной, и десять, и сорок весен назад. Бить ритм тринадцатой весной научил его дед. С этих пор каждый раз, когда вороний грай возвещал о воскресении светила, и Солнце вставало точно над Живым Камнем, он стоял здесь и бил в бубен. Вторили его ударам флейты и голоса людей. Ревело пламя. Кружились в пляске тела, славя счастливую Перемену. А он стоял в центре, молодой, счастливый, гордый, и бил, бил, бил…

Теперь минуло много лет. Один за одним смолкли звуки. Навеки похолодели пальцы, что разводили огонь… Но милосердное время стерло из памяти лица, притупило слух, отняло зоркость глаз. Дребезжание бубна прежней музыкой наполняло его сердце, а солнечный свет, переливаясь радугой под прикрытыми веками, плясал знакомый танец огня. Он праздновал праздник. Последний праздник на свете.