СЕРДЦЕВИНА (сказка)

Разве ты не умеешь видеть сердцевину? Это так просто. Смотри, вот этот человек внутри — Демон.

А раньше, когда-то давно, он был Ангелом… Нет, за ним не было никакой вины. Он просто сошел на Землю, чтобы помочь. Но там, откуда пришел он, суровый Закон: помогает лишь тот, кто на это способен. Спускайся, люби этот мир, и если сумеешь, значит, ты прав.

Он родился, как рождается каждый из нас, и конечно, не знал, кем он был. Разве способен кто-то любить чужую страну, как свою, если помнит о доме? Нет, даже Ангел должен это забыть. И они забывают о Небе, спускаясь в наш мир. Лишь сердцем они другие, чем мы. Лишь в этом они, как прежде, Ангелы — дети любви. Любовь, что приносят они в своем сердце, подобна светильнику, что должен разогнать мрак. И спускаясь, они всегда выбирают семьи, где могут этот светильник зажечь, где юное существо, не знающее себя, научат любить. Это может быть и семья добрых традиций, и семья, где царит непотребство — каждый из них решает сам кто и как способен разбудить их для любви.

Тот Ангел выбрал праведную семью, где чтили Закон и верили в Добро. А потому, он быстро нашел свой путь и с юных лет стремился подарить каждому встречному толику своей любви. И, конечно, эту любовь мало кто принимал. Юное дитя Неба, он выбрал семью, которая была слишком похожа на тот мир, откуда сам он пришел, и потому она не могла научить его законам любви нашего мира, где из любви порою предают, а из ненависти могут и помочь, чтобы потом ударить больней. Не это принес он с Небес и не это впитал с юных лет. Он стремился только дарить: себя, красоту своих помыслов, веру, надежду…

Но вот однажды он встретил деву, сердце которой было также полно любовью, как и его сердце. В одном лишь меж них была разница: она любила весь мир, кроме людей. Что-то случилось с нею, от чего в людях она видела лишь зло. Потому и его она не приняла как человека. Чувствуя сердцем родство свое с ним, она говорила, что близок он ей, как близки деревья и травы, роса по утру и радуга, что сияет в небе. Но не этого он хотел. Он знал себя, как человека, и чувствовал сердцем, что достоин любви таким, каков он есть. И вот, чтоб сломать препону, вставшую пути его, он обрушил на нее всю силу своей любви. Он забыл обо всем и о всех. Ему случилось даже предать тех немногих, кто любил его, ради той, к которой он стремился. Им тоже нужна была любовь его, но он отдал всю ее той, что владела его мыслями. Смерть легла грузом на его плечи, ибо любовь его могла продлить жизнь человеку, что верил ему, а ее не было с умирающим. Боль упала тенью на его путь, ибо не было его любви с теми, кто ее ждал… И свершился Закон: он получил то, что хотел, взамен того, что отдал. Ибо сказано, что должно любить ЭТОТ МИР, а он не смог, истратив на одну лишь красивую душу ВЕСЬ свой бесценный Дар…

Дева та полюбила его, как человек человека, и счастью их не было предела. Их людская любовь была подобна божественной любви Земли и Неба, и они сами могли бы стать целой Вселенной, если б не наш мир… Однажды им случилось взглянуть на него и Ангел, увидел, что он натворил. Он увидел горечь в душах тех, кого прежде любил, угасшее сердце того, кто умер без его любви, и он… не смог больше любить.

Возлюбленная звала его, молила не уходить, едва не лишилась разума, пытаясь одна совладать с той любовью, которой было слишком много и для двоих… Но он ушел, и дева эта чуть было не потеряла, как и он, только что обретенный Дар. Тяжких три года в сердце ее было темно без просвета, но однажды все же нашелся муж, сумевший разжечь его вновь… А Ангел пытался снова любить этот мир, но Закон неумолим — теперь Ангел должен был пасть.

Ни в ком не видел он более ответа на Веру, Добро и Красоту, которые стремился дарить… Конечно, ответ этот был, но мир наш устроен так, что никто не получит того, что не заслужил, потому и не мог он его узреть… Да и любовь его уже была не столь чистой и бескорыстной, как прежде. Испытав однажды всю силу ответной любви к себе, он стремился теперь испытать ее еще и еще раз. И хотя видел он, что ответной любви не заслужил, он делал все, чтоб хоть как-то ее получить. Он кричал теперь людям на каждом углу: «Я люблю вас, люблю», — тогда как раньше, когда любовь его была чище и сильнее, он о ней молчал. Когда это не помогло ему, он принялся играть в игры, которые зовутся «любовь», меж не знающими любви людьми, думая хоть этим обмануть себя. Но и это не утешило его, ибо даже в самой лживой людской игре всегда есть хоть капелька правды, а он лишь растратил остатки своей любви, разменяв их, как мелкую монету по кабакам…

Вот тогда и стал он Демоном, ибо Демон отличается от Ангелов и людей тем, что он НЕ УМЕЕТ ЛЮБИТЬ… Люди умеют. Пусть даже играючи, пусть не так, как требует того Закон Небес, но умеют, а Демоны — нет.

С этих пор не было ему ни минуты покоя, ибо удел Демона — скитаться по Земле, не смея задержаться где бы то ни было более трех дней, потому, что каждый из них страшнее чумы — так отравляют они своими словами и делами Души и умы. Все они стремятся к чему-то: к славе, богатству, мудрости, — лишь бы забыть о том, что потеряли. Все они играют с людьми, как кошка с мышью, стараясь пробудить в них Небесную любовь, ибо все они когда-то имели этот Дар, и стремятся теперь хоть чуть-чуть прикоснуться к нему, почувствовать не в себе, так в другом… Ищут потерянный рай…

Едва потеряв сами способность любить, они начинают лучше всех прочих видеть любовь в сердцах других, даже если раньше видеть ее не могли. Сердце, в котором нет любви, они тоже видят издалека и потому часто сбиваются в таборы. Многие из них даже вступают между собой в брак. Это браки отчаяния. Они продолжают вместе свой путь, как попутчики, которым теплее будет спать вдвоем на холодном ветру, когда наступит ночь, но остаются друг другу чужими.

Много таких бродит по дорогам под видом бродячих менестрелей, бардов, шутов и юродивых. Их легко узнать по той темноте, которой полон их взор, по льдинкам в глазах… Но Небом позволено им так бродить, ибо порою, соблазняя людей своей ложью, они действительно будят в них чистую и бескорыстную любовь, которую сами не могут принять… Главное, чтобы, они не успели, пробудив ее, ее убить, ибо жертве их — навсегда пребывать в отчаянии и тоске…

Вот и он мечется по миру в поисках утраченного рая; говорит мудрые слова, что звучат в его устах как хула, ибо он не знает сердцем их смысл; и молит Небо о прощении и любви. А рядом с ним множество чистых сердцем и красивых душой людей, ибо, как и все Демоны, он знает их безошибочно и окружает себя таковыми. А они невольно помогают ему слыть таким же, как и они: обманывать доверчивые души и сердца. И еще рядом с ним дева, что бескорыстно любит его за тот обман, что окутал его с головы до пят, словно плащ путника. Он готов ввергнуть ее в пучину отчаяния, хотя врет даже себе, что сможет снова зажечь в своем сердце любовь от ее любви…

Что здесь сказать? Закон говорит, что такое возможно… Но для этого он должен принести в жертву себя, подобно тому, как когда-то принес в жертву любовь — перестать быть тем, кто он есть, и снова стать Ангелом. Да только вот, эта жертва не возможна без любви, а любовь для него не возможна без такой жертвы… Ты, конечно, узнаешь, если он победит: в этот день должна быть гроза без дождя и золотая радуга над рекой…

Веришь? Напрасно. Я его оболгал. Эта история обо мне.